My Rising Sun
Яррилло.
В тёмных окнах – немые тени.
Говорят, там – в домах – люди,
их родные и близкие с ними,
говорят, что мы все там будем.
Я не верю в красивые сказки.
Я печальное дитя улиц.

В светлых окнах – искусственный день.
Проникает тоска внутрь.
Говорят, там – в домах – семьи,
радость, счастье, любовь…. Врут ведь.
Я не верю в людские ласки.
Я изгой – я дитя улиц.

За стеной замурованы жизни,
в саркофагах - мечты и желанья,
взгляд на мир – только через призму,
изуродованную моралью.
Чужды мне добровольные клетки.
Я свободное дитя улиц.

По скелету в шкафу в гостиной,
в ящике под замком – секреты.
Там – в домах, – прикрывая спины,
подают на столы обеты.
Я стою на своём крепко.
Я случайность, я дитя улиц.

Разъедает глаза соль,
лёгкие – дым от сигареты.
Там – в домах – самодурствует боль.
Звать на помощь – под строгим запретом.
Сорняки вырывают из сада.
Я бездомное дитя улиц.

Убивают друг друга дети,
кровь замазывают новой краской,
снова врут себе на рассвете,
на руинах возводят сказки.
За спиной все круги ада.
Я священное дитя улиц.

Говорят, там – в домах – люди,
их родные и близкие с ними,
говорят, там – в домах – семьи,
радость, счастье, любовь…. Врут ведь.
Я смотрю в пустоту, щурясь.
Я навечно дитя улиц.

©

@темы: психотворения, воспоминания о будущем