My Rising Sun
Яррилло.
Мы садимся спина к спине и начинаем выть: пришло наше время - пришла наша луна. Мы воем, пока не срываем глотки. Потом, сипя и чертыхаясь, отправляемся в путь.

Наш путь пролегает сквозь трупы. Мы кладбищенские сторожа. Мы вместе ищем тела. Мы вместе копаем могилы. Мы вместе поём псалмы.

Мы забираем тех, кому пора. С нами не согласны. Нас остерегаются, боятся. На нас охотятся, расставляют силки.

Когда я попадаю в капкан, он отгрызает мне лапу. Потом отдаёт свою. А я выращиваю ему новую.

Когда в него стреляют, я отдаю ему свою жизнь. Он мне - свою смерть. Потом он меня оживляет.

Он скулит, когда бьют под дых. Я кусаю тех, кто его бьёт. Когда он плачет, я слизываю его слёзы. Я не плачу. Я не умею.

Он бесконечно добрый. Он помнит всех, кого мы закопали. Я спешу об этом забыть. Наверное, я злой.

Его шкура черна от копоти и от земли. Моя - от грязи и от людского гнева. Никто не умеет гневаться, как люди. Я забираю весь гнев себе.

Нас вместе изуродована человечность. Его лишило надежды. Меня лишило состраданья. Нас вместе лишило страха.

Днём мы прячемся в норе. Днём на кладбище приходят подонки. Они откапывают трупы. И оплакивают их. Потом бросают. Потом уходят. Их много. Они все рыдают. У нас вянут уши. Он начинает молиться.

Ночью снова приходит луна. Я рычу: почему мы не можем уйти? Он подходит ко мне. Фыркает на ухо: мы кладбищенские сторожа. Берёт мою шкирку в зубы. Вытаскивает меня наружу. Там я вижу нашу луну. Единственное, что я люблю. Мне снова хочется выть. Он это чует. Чует носом мою боль. И он затягивает погребальную песню. Он плачет надо мной. Мой брат.


©

@темы: воспоминания о будущем, россказни